Новости

Будь в курсе!

«Работать до конца и не сдаваться!» - Артур Ардавичус о спорте, «Шелковом пути» и любимых трассах.

«Работать до конца и не сдаваться!» - Артур Ардавичус о спорте, «Шелковом пути» и любимых трассах.

Артур Ардавичус один из самых известных гонщиков в Казахстане. За честь национального флага на престижных международных соревнованиях он борется на современном гоночном грузовике. На ралли-марафоне «Шелковый путь» Артур пилотировал грузовик Iveco, подготовки TEAM DE ROOY. Обладатель Кубка мира по ралли-рейдам в классе Т2, Артур увлечен автоспортом с детства и всегда шел вперед, добиваясь цели. При этом он умудряется сочетать природную скромность, обаятельность и харизму.

 Артур Ардавичус: Как любой мальчишка, в детстве я мечтал о мотоцикле. Но ехать в ралли-рейдах в мотозачете – это огромная работа. Я увлекался "эндуро", объездил все наши края в Казахстане: степи, горы, и так вплоть до Китая. Однажды проехал по маршруту Алматы - Иссык-Куль - Алматы. Мы успевали за семь часов скататься туда-обратно -  Казахстан - Киргизия - Казахстан. И как раз тогда я подумал, что было бы неплохо попробовать себя в спорте на большой арене. Позже я совершил несколько выездов на этапы Кубка мира по ралли-рейдам. Этому предшествовала годовая подготовка и далее я выехал на свой первый этап в Тунисе. В мотозачете пришел седьмым, попав в призеры первой десятки. Это была большая личная победа, но в то же время пришло понимание, что, к примеру, в ритме «Дакара» я так ехать не смогу. Не потяну. Пересел в автомобиль, вначале штурманом, позже стал пилотом…

 Я ездил в категориях «продакшн», «суперпродакшн» и, впоследствии, все-таки залез в грузовик. Это была мечта детства. Будучи еще участником  мотозачета, на соревнованиях вокргу меня единственной крупной командой из СНГ тогда была «КАМАЗ-мастер». И мы, конечно, сдружились с ребятами. Приезжая на бивуак после гоночного этапа частенько моего «ассистанса» еще не было в лагере и ребята из Набережных Челнов меня всегда выручали.

 Я всегда знал, что в «КАМАЗ-мастер» могу отдохнуть, перекусить и, конечно, пообщаться. Так я набирался опыта , узнавая многое о грузовом зачете. С Владимиром Чагиным сложились дружеские отношения, и я не раз его просил взять меня в команду. После того, как мы с Денисом Березовским выиграли Кубок мира в зачете T2 в 2008 году, мне дали сигнал: «Мы за тобой наблюдаем со стороны много лет и то, что мы видим нам нравится. Давай попробуем». Далее началась грузовая программа в которой у нас  все получилось.

 На марафонских дистанциях в последние годы вас можно увидеть за рулем, TatraMAN и Iveco – сложно перестраиваться и адаптироваться c одного грузовика на другой? Сколько занимает процесс?

Артур Ардавичус:  Пересесть с одного «трака» на другой – процесс не такой сложный, но временные затраты немалые. Важно себя найти в этом новом болиде  – понять вес, почувствовать массу и мощность, которая тащит эти тонны. Процесс адаптации и подстройки себя под новый борт – работа очень тонкая и долгая. Например, к «МАНу» я адаптировался буквально за одну гонку. А вот Iveco я еще не понял, несмотря на то, что проехал уже далеко не одну марафонскую дистанцию. Не могу сказать, что раскрыл весь потенциал этой техники. Нужно больше времени на работу с настройками - процесс идет.

 Есть ли еще хобби в вашей жизни или автоспорт вытесняет все?

Артур Ардавичус:  С такой занятостью сложно иметь какое-то хобби. Работа - это и есть хобби, так как занимает все свободное время. Я думаю, что это понятие вытеснено из нашего лексикона моим родом деятельности.

 Что самое сложное на маршруте «Шелкового Пути» для вас как пилота?

 Артур Ардавичус: На длинных изнуряющих марафонских дистанциях, как и для любого пилота, важна задача – нащупать грань, когда уже опасно, быстро, но все еще под контролем. В этом зазоре нужно удержать автомобиль, экипаж и, конечно, себя. Самое сложное - не сорваться, не войти надолго в зону риска, держать четкий темп. Марафон – это длинные дистанции, скорости сегодня максимальные, все показатели на пределе. 

Если разбирать примеры, то очень сложно ехать в пылевом тоннеле в безветрие: видимость ноль, скорость высокая сохраняется и тут возникает дилемма – поднимать ногу с правой педали или продолжать «валить»? Ответ приходит с опытом, причем на практике, с задержкой.

 В Казахстане дожди – не частое явление. На ралли-рейде часто бывает, что спецучастки отменяют именно из-за дождей, хотя техника способна преодолеть почти любые препятствия, не обидно?

Артур Ардавичус: В дождь трасса становится грязной и очень скользкой. Как правило, наши маршруты проходят вдоль полей, через реки, по пересеченной местности и любое скольжение - это выход из траектории, а это очень близко к аварии. И я полностью согласен, когда из-за обильных осадков отменяют этап. Плюс ко всему, не нужно забывать про воздушную эвакуацию. Нередко в проливной дождь спасательные вертолеты не могут взлететь и в случае чего оказать своевременную помощь экипажам. И тут уже важен опыт организаторов в области выбора верного баланса «гонка/осадки».

 Как происходит выбор резины перед гонкой? Ведь марафон – мероприятие на две недели и угадать погоду на дистанции малоизвестного маршрута невозможно.

Артур Ардавичус:  Гоночный грузовик выходит на гонку на той резине, с которой работает команда. Когда я ездил на КАМАЗе, мы использовали шины а Michelin. В тот период это был топовый перформанс-бренд в ралли-рейдах. Крепкая «обувка» и удобная в управлении. Когда я сидел за рулем «Татры», мы носились на Pirelli и частично на Michelin, в  зависимости от ландшафта, прописанного в роудбуке каждого этапа. Где-то ставили узкую резину с более твердой боковиной, на песочные этапы переобувались на проверенный Michelin. В «МАНе» мы использовали комплекты Continental. Сейчас в команде De Rooy техническим партнером и поставщиком резины является Goodyear. Каждая команда готовит технику, настройки, шины по-своему. Это как обувь в привычном понимании - кто в чем любит ходить и бегать. Отмечу, что характеристики колес у разных брендов на 90% равны. Играть остается с немаловажными десятью -это тонкая настройка. Наши колеса сегодня подогнаны к нашему грузовику, подобраны специально к предстоящему марафону: начиная от конфигурации шашек, заканчивая хирургическим спиливанием части протектора в зависимости от характеристик каждого этапа, но всё в рамках регламента.

 Бытует мнение, что пилоты часто разговаривают со своей техникой, называя ее по имени или ласково. Как у вас обстоят дела с вашей «ласточкой» или может быть «котиком»?

Артур Ардавичус: К моему боевому Iveco пока не «приклеилось» ласковое имя. Я работаю, она работает, ну или он. Он – грузовик. 

Есть ли у вас девиз или формула успеха?

Артур Ардавичус:  Девиз и формула всегда одна – работать до конца и не сдаваться. Столько готовиться, отдать столько сил, чтобы где-то сойти – что может быть хуже? Это не для нас. Все ребята у нас в команде – от журналистов до гонщиков, – это те ребята, которые одержимы гонками как результатом.

 Любимая часть маршрута на «Шелковом Пути», которую хочется проехать еще раз?

Артур Ардавичус: Огромные дюны на китайской дистанции. Я много пустынь объехал вдоль и поперек, но такого уровня дюны не видел НИГДЕ! Это масштабы наших Тянь-Шанских гор только из песка. Картина невероятная! «Пропилить» в таких песочных высотах – особое удовольствие. Единственный минус, проезжаем мы все это быстро, и нет возможности насладиться этим величием. Это те куски света, куда человек редко попадает. 
Ну, и конечно, мы любим проезжать казахстанские маршруты, там где нас знают, где встречают родственники, друзья и просто незнакомые, но свои, родные казахстанцы. Земля помогает ехать быстро на этих участках и направлениях.

 В 2018 году ралли-марафон "Шелковый путь" пройдет вновь через пески пустыни Гоби, но старт трансконтинентального марафона будет дан в китайском Сиане, а завершится гонка спустя 15 дней в Москве, на Красной площади.