Новости

Будь в курсе!

ПУЛЬС «ШЁЛКОВОГО ПУТИ». УЧАСТНИКИ О ШЕСТОМ ЭТАПЕ ГОНКИ

ПУЛЬС «ШЁЛКОВОГО ПУТИ». УЧАСТНИКИ О ШЕСТОМ ЭТАПЕ ГОНКИ

Андрей Каргинов: «Были скоростные дороги, но были и места, где в легенде указывались камни, их надо было объезжать. Старались выбирать свою траекторию, грузовик некоторые камни прощает, а некоторые - нет. Вылетели из-за бугра, встретили два камня. Передом перепрыгнули, а задом нет. Нужно было дать газу, но не справился, ошибся. Будем дальше догонять. Поменяли колесо за 5 минут 30 секунд. Сегодня все было плотно, трудно выиграть на таких участках что-то. Проблем с навигацией не было, всё прошли чисто. Штурман и механик отработали на отлично, кроме пилота».

Антон Шибалов: «Не блуждали сегодня, по навигации все супер. Проехали ровно, стабильно, без остановок, никаких проблем не испытали. Немного удалось передохнуть в зоне нейтрализации. Интересный спецучасток. Из грузовиков видели только Андрея Каргинова, менявшего колесо, которое они пробили на камнях. В Монголии мы впервые, здесь интересные и скоростные дороги, каждый день мы едем на "максималке". Такого опыта еще не было, чтобы целыми днями не сбрасывали скорость на бездорожье. Уже в ушах звенит прибор по ограничению скорости, такое ощущение, что и сейчас его слышу».

Сергей Вязович: «Спецучасток прошел без проблем. Посмотрели результаты, вроде как победили в грузовом зачете. Все решили секунды, Каргинов менял колесо, потерял время, с Шибаловым нас разделили десятки секунд. Очень плотный результат. У нас чуть другая проблема - постоянно неправильно работают приборы, вчера настояли, чтобы заменили оба прибора, которые постоянно некорректно, на мой взгляд, улавливают превышение скорости. Мы не можем никак доказать, что не превышали. После замены один из приборов сразу на старте не работал. Даже стартовую точку не смог отметить, показали это судье. Поехали с одним прибором и он остался с ограничением 80 км/ч, а мы ехали 138 км/ч и он записал все эти превышения: 138, 137, 139. А второй прибор записал превышение 141 км/ч пять раз. Не понимаю, что это. Может антенны. Приборы ведут себя некорректно».

Алексей Вишневский: «Самой сложной была зона нейтрализации, там реально была разбита дорога, проехать было непросто. В пыли догонять и обгонять было сложно, возможно, у нас были проблемы с прибором Sentinel, не все слышат наш сигнал. Сегодня мы долго гнали Сергея Куприянова, подъезжали к нему вплотную».

Матьё Серрадори: «Мы отлично провели день. Великолепный спецучасток. Атаковали изо всех сил. Мы не смотрим на классификацию – наша задача финишировать в пятёрке лучших на каждом спецучастке, поэтому мы атакуем».

Нассер Аль-Аттия: «Сегодня была сложная навигация, но мы проехали без особых проблем. Сложно ориентироваться на незнакомом рельефе, смотреть вперёд и оценивать состояние покрытия. Кротов остановился километрах в десяти от финиша – возможно прокол колеса или что-то подобное».

Ориоль Мена: «Я не знаю что произошло. Собрал нормально роудбук, но не нашёл нужную дорогу. Чувствую себя отлично, это был хороший день. Пришлось остановиться чтобы помочь сокоманднику решить проблему. Потерял на этом около минуты».

Адам Томичек: «Старался не атаковать, потому что были трудные места и многие ездили кругами. Было сложно найти трек, а задержка старта немного расслабила всех нас».

Адриан ван Беверен: «Я потерялся, но это очень странно – ехал вроде по треку, а роадбук не работал. Остановился понять что вообще такое творится и крутился чтобы найтись. Видел соперников вокруг и понимал, что все они тоже заблудились».

Сэм Сандерлэнд: «Да, соперники отклонялись от трека, но я ехал по нему. Наслаждаюсь Монголией, сегодня было более посвежее, чем в предыдущие жаркие дни. Все хорошо, я жду дня отдыха. Не знаю что происходит, играют команды в стратегию или нет. Навигация на второй части была немного запутанной и можно было заблудиться».